Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (495) 532-52-10, +7 (906) 090-41-37
Пн.-Пт. 10.00-21.00 Сб., Вс. 11.00 - 20.00
119017, г. Москва, ул. Новокузнецкая, д. 4/12, строение 1

В эриксоновской терапии чаще используются два основных подхода. Один из них был создан М.Эриксоном – его можно назвать симптоматической терапией. Суть этого подхода заключается в том, что терапевт работает с симптомом, который есть у клиента в настоящее время, не стремясь исследовать прошлое, чтобы узнать историю возникновения этого симптома. Внимание терапевта направлено на настоящее, он работает с симптомом, присутствующим в жизни клиента, ориентируясь на его трансформацию или исчезновение в будущем. Такой подход противоречит традиционной направленности психотерапии, которой свойственно исследование прошлого клиента для выяснения истории формирования симптома, выявления пусковых механизмов и причин появления проблемы для того, чтобы проанализировать, проработать и разрешить то, что в прошлом стало причиной появления симптома в настоящем. Предположительно, такой подход мог оказаться менее травматичным и затратным по времени по сравнению с традиционной терапией, и М.Эриксон, ломая привычные стереотипы, широко и успешно использовал этот подход в своей работе.

Каузальный (причинный) подход, также используемый в эриксоновской терапии, направлен на выявление причинно-следственной связи между симптомом, проблемой и какой-то ситуацией, событием в прошлом, приведшим к формированию симптома, проблемы, и глубокую и качественную проработку причины появления симптома, проблемы с целью предотвращения ее повторного появления (Гордеев М.Р. Классический и эриксоновский гипноз./ М.: Психотерапия, 2008 – 240 с., с.118-119). 

На начальном этапе терапии обычно используются ресурсные трансы – для того, чтобы клиент, получив доступ к своим внутренним ресурсам и обретя дополнительные силы, мог начать работать с актуальной для него проблемой. Помимо этих целей ресурсный транс позволяет клиенту после предварительного рассказа об особенностях эриксоновского гипноза получить позитивный практический опыт погружения в транс, нахождения в нем, возможно, преодолеть предубеждение, страх по отношению к гипнозу, изменить свое представление о нем.

После успешного начального этапа можно приступать к дальнейшей работе, которая чаще связана с поиском первопричины проблемы и может проводиться различными способами в рамках гипноанализа (например, эпистемологическая метафора, возрастная регрессия и др.). Эта работа предполагает не только поиск и нахождение ситуации, связанной с возникновением проблемы, но и эмоциональное и интеллектуальное отреагирование и проработку последствий формирования у клиента этой проблемы.

Процесс поиска первопричины проблемы может быть простым или сложным. В первом случае клиент связывает проблему с определенным событием в своей жизни. Последующее проработка воспоминания об этом событии, переживаний, связанных с ним, может привести к исчезновению проблемы, что подтверждает правильность предположения клиента о связи проблемы с названным им событием. Если же проблема сохранилась или изменилась, но не исчезла, можно предположить, что проблему поддерживают психические механизмы, сложившиеся за время жизни клиента после психотравмы и проявляющиеся различными социальными и поведенческими привычками, или же с проблемой связано другое событие, возможно, в дополнение к уже названному, которое предстоит еще найти.  Сложность поиска события в прошлом может быть связана с его большой временной отдаленностью. В этом случае для поиска психотравмирующего события необходим транс достаточной глубины, чтобы можно было начать поиск, обратившись к бессознательному клиента и ориентируясь на его сигналы, которые могут проявляться идеомоторными феноменами, дающими возможность не только обратной связи, но и взаимодействия с бессознательным. С помощью этих феноменов процесс внутреннего поиска получает внешнее выражение, давая терапевту представление о динамике и результативности процесса поиска, возникающих трудностях, глубине транса, и, соответственно, возможность внесения им корректив в процесс поиска, если это необходимо.   Исходной точкой путешествия в прошлое могут быть связанные с проблемным состоянием клиента кинестетические ощущения, которые относятся к самой ранней системе восприятия в жизни человека и которые возникают, когда проблема актуализируется. Сосредотачиваясь на этих ощущениях, клиент словно использует путеводную нить, которая приведет его бессознательное к психотравмирующему событию, повлиявшему на всю его последующую жизнь. Обнаружение события, приведшего к психотравме, чаще всего сопровождается выраженной эмоциональной реакцией, что, с одной стороны, подтверждает нахождение травмирующего события, а, с другой, требует от терапевта быстрых действий, направленных на диссоциацию клиента от эмоциональных переживаний, и проработки  сначала интеллектуальной составляющей, а затем, после успешной работы  с интеллектуальным  содержанием, начинается работа с эмоциональным аспектом психотравмы. В ходе этой работы обычно используются ресурсные воспоминания или ресурсные места, созданные в ходе терапии ранее. Ценность их использования состоит в том, что поиск первопричины проблемы необходимо начинать с поддержки и укрепления клиента важными для него ресурсами, кроме этого важно всегда иметь возможность возвращения клиента в уже созданное ресурсное место в случае возникновения  у него в трансе сильных переживаний. Транс может быть прерван при необходимости и одновременно невозможности вернуть клиента в ресурсное место, если оно не было создано или по каким-либо причинам не подходит для него. В этом случае клиент выводится из транса и возвращается в настоящее время, оставаясь еще некоторое время в состоянии неполного транса и в силу этого открытого для внушений терапевта. В эриксоновском гипнозе существует техника сочетанного применения рационального и гипнотического воздействия, сутью которой является последовательный переход от разговора терапевта с клиентом к переживанию транса, затем выход из него и вновь продолжение разговора с последующим погружением в транс. Каждое новое погружение в транс в процессе такой работы будет несколько глубже предыдущего. Методы, с помощью которых реализуется эта техника, называются рефракционными.

После выведения клиента из состояния транса в случае возникновения у него сильных переживаний и обсуждения с ним этих переживаний у терапевта есть возможность выбора дальнейших действий: либо при наличии у клиента достаточного запаса сил он возвращается в транс в ситуацию психотравмы, чтобы с помощью терапевта попытаться трансформировать психотравмирующие переживания в позитивном направлении, либо возможно погружение  в ресурсный транс для того, чтобы клиент мог пополнить свои ресурсы, стабилизировать свое состояние после встречи лицом к лицу с тяжелым событием своей жизни и готовиться уже на осознанном уровне к дальнейшей работе с уже открытым источником его проблемы в настоящем.

Работа с найденной в прошлом психотравмой может быть продолжена на уровне сознания с помощью рациональной терапии, однако ее эффективность будет очевидной лишь в легких случаях, тогда как с более трудными для проработки психотравмами сознательная работа будет с большой вероятностью невозможна в силу укоренившихся в сознании клиента стереотипов, установок, догм, которые будут естественными и непреодолимыми препятствиями  на пути к цели. Продолжение работы с проблемой клиента с помощью гипноза позволяет подойти к ее разрешению не со стороны сознания с его мощными оборонительными сооружениями в виде установок и стереотипов, а в обход его – со стороны бессознательного, которое при соблюдении терапевтом  осторожности, уважения к бессознательному клиента и нацеленности на сотрудничество с ним, способно взять на себя основной труд разрешения имеющейся проблемы, причем таким образом, который наилучшим образом учитывает внутреннюю реальность клиента и имеющиеся у него возможности и ограничения.

Главным содержанием психотравмы, явившейся первопричиной ныне существующей проблемы, является отношение клиента к случившемуся в прошлом, к своему участию в нем, а следствием этого отношения являются те личностные изменения, которые поддерживают существование проблемы в его жизни. Поэтому гипнотическая работа направлена на изменение отношения клиента к травмирующему событию и может быть реализована через его повторное проживание в трансе, но только не в роли жертвы, а в качестве человека, способного справиться с ситуацией, достойно выйти из нее, сохранив себя, не дав себе разрушиться и обогатившись новым полезным опытом. Для достижения этой цели может использоваться прием частичной диссоциации, предполагающей наделение клиента дополнительными ресурсами, качествами для того, чтобы психотравмирующая ситуация была прожита по-новому  и травмирующий опыт был трансформирован в позитивный.

Тщательная проработка первопричины существующей проблемы может стать лишь хорошим началом для последующей серьезной работы, если изменения личности, возникшие в результате полученной психотравмы, обрели постоянный характер и, образно говоря, получили постоянную прописку в жизни человека. Такая работа может быть достаточно длительной в силу того, что успешная работа с травмирующим прошлым теперь перешла в стадию проращивания в человеке того, что было в прошлом остановлено или даже отброшено назад в своем развитии, т.е. тех черт характера, качеств, которые так и не получили полноценного развития из-за психотравмы. По сути, речь идет о трансформации теперь уже личности человека после успешной проработки травмирующего события в прошлом, которая стала своего рода точкой отсчета в формировании и развитии нового в личности человека. Стимулирование желательных изменений, их поддержка и даже защита от тех черт личности клиента, которые противостоят появлению новых, которые, в конечном счете, заменят их. Работа, направленная на «доращивание», «доразвитие» личности клиента сопряжена с неопределенностью, так как многое зависит от готовности и желания клиента работать над собой. Суть изменений в личности клиента, их направленность и особенности, внешне и внутренне стимулируемые терапевтом, во многом определяются индивидуальностью клиента, в которой голоса бессознательного и сознания звучат весомо и определенно.  Важнейшей особенностью этой работы являются растущие по мере продвижения вперед автономность и независимость клиента, его знание себя, своих возможностей и умение пользоваться ими.

Как уже говорилось ранее, эриксоновский гипноз  направлен на работу со всей индивидуальностью человека, включая ее сознательную и бессознательные части. Но, если сознание человека с оговорками очевидно для него самого, то бессознательное является той частью психики, которая подобно почве дает жизнь, формирует и питает дерево личности, растущее на ней, принимая в себя то, что личность неспособна усвоить, но сама эта основополагающая часть психики остается недоступной для осознания личностью человека. Работа с сознанием, безусловно, имеет большое значение в рамках психотерапии, однако сознание, в силу присущих ему функций, имеет ярко выраженную потребность контролировать, что с одной стороны является базовым условием его существования, с другой – относительно непроницаемым барьером для того, чтобы не пропустить вовнутрь себя то, что признается сознанием нежелательным или неприемлемым. Так, обычно, сознание проверяет идеи, приходящие от психотерапевта: оно может принять их в том виде, как они пришли, изменить их, в том числе таким образом, что они могут приобрести совершенно иное значение по сравнению с их первоначальным содержанием, или отвергнуть их. Эриксоновский подход находит путь для неискаженного донесения идей терапевта до бессознательного клиента, минуя контроль сознания, и запуская, таким образом, работу бессознательного с полученными идеями. Такая передача далеко не всегда возможна даже при глубоком уровне транса, поэтому для достижения поставленных целей используется особый язык общения с бессознательным, учитывающий его особенности и одновременно не вызывающий контролирующей активности сознания.

Наиболее важной и, по-моему, красивой составляющей особого языка общения с бессознательным являются терапевтические метафоры, которые описаны в предыдущей главе. С помощью терапевтической метафоры гипнотерапевт незаметно для сознания клиента обращается к его бессознательному, транслируя ему идею, облеченную в метафорическую форму, и побуждая его таким образом к поиску первопричины проблемы и возможных путей ее решения. Работа бессознательного  продолжается  и после завершения сеанса терапии, и может проявляться в повседневной жизни клиента, его сновидениях. Проявлениями работы подсознания могут быть неожиданно возникающие у клиента спонтанные трансы, размышления о себе и собственной жизни, сновидения, наполненные глубоким содержанием и др. Все это говорит о продолжающейся работе бессознательного разума, который знает о причинах появления проблемы, проблемного состояния и ищет возможность изменения, реорганизации внутреннего мира, чтобы, возможно, примирить враждующие части личности, и  преодолеть эту проблему. Чтобы такой поиск мог состояться, необходимо профессиональное умение терапевта и достаточная сильная мотивация клиента, которая поддерживает его активный внутренний поиск возможности разрешения существующей проблемы. Внушения терапевта подключают к внутреннему поиску подсознание клиента, кроме этого они также способствуют более целенаправленному сознательному поиску опыта, связанного с проблемным состоянием. Сознание клиента уже длительное время пыталось безуспешно решить проблему, но так и не преуспело в этом, а в такой работе, как внутренний поиск бессознательным решения проблемы, оно и вовсе может помешать, поэтому терапевт целенаправленно разбалансирует сознательные защиты клиента, чтобы исключить или минимизировать участие сознания в этом процессе. Состояние транса в зависимости от его глубины в большей или меньшей степени ослабляет включенность сознания в процесс внутреннего поиска и, следовательно, в той же степени освобождает Я клиента от устоявшихся установок, взглядов, стереотипов, привычек, делая его более открытым для нового опыта, восприятия себя, своей жизненной ситуации. Бессознательное  изначально свободно от ограничений сознания, однако оно не имеет полноценного доступа к Я человека, каковое есть у его сознания, и в силу этого вынуждено принимать ограничения сознания для того, чтобы иметь контролируемый сознанием доступ к Я человека. Эриксоновский гипноз открывает доступ к бессознательной части психики человека, привлекая его для решения имеющейся проблемы и по возможности снимая с него ограничения сознания, чтобы оно могло работать с проблемой так, как сочтет нужным (Гордеев М.Р. Классический и эриксоновский гипноз./ М.: Психотерапия, 2008 – 240 с., с.118-128).

«Экспериментальные исследования многократно продемонстрировали, что хорошие подсознательные понимания, которым позволено стать сознательными до наступления готовности сознания, будет иметь как результат - сознательное сопротивление, отказ, подавление и даже потерю, вследствие подавления подсознательных целей. Если работать раздельно с подсознанием, то имеется возможность смягчить и контролировать скорость прогресса пациента и, таким образом, делать более эффективной реинтеграцию способом, приемлемым для сознания» (М. Эриксон, 1948) (Бэндлер Р, Гриндер Д. Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона/ Сыктывкар: Флинта, 2000. – 203с., с.198).

Терапевт не может контролировать бессознательное клиента и поэтому доверяет ему решение проблемы, достигнув прежде доверительного контакта с клиентом.

Учитывая вышесказанное можно уподобить работу гипнотерапевта труду сеятеля, который усыпляя бдительность сознания, пытается передать бессознательному разуму клиента те семена-идеи, которые, как надеется терапевт, вызовут активный отклик бессознательного, включив эту важную часть психики человека в самостоятельную и в большой степени независимую работу, направленную на поиск и разрешение существующей проблемы. Конечно, терапевт не знает наверняка, как бессознательное отнеслось к его идеям, однако у него будет возможность узнать по всходам, по их форме и содержанию, что оно сочло важным и что составляет суть начатых им изменений. Бессознательный разум человека, будучи частью его психики, имеет мало возможностей для непосредственного активного участия в его жизни, в то же время именно здесь аккумулируется энергия нереализованных, отвергнутых сознанием решений и вытекающих из них действий, непроявленных, невысказанных эмоций, которые, тем не менее, по мере их накопления все больше нуждаются в проявлении и иногда прорываются в жизни человека в разрушительной форме. Идеи терапевта являются своего рода импульсами, которые в большей или меньшей мере соответствуют по содержанию какой-либо энергии, накопленной в бессознательном, и в силу этого пришедшая от гипнотерапевта идея, соединившись с качественно близкой ей энергий, становится действенной силой бессознательного, оказывающей активное влияние как на бессознательное, так и опосредствованно на сознание человека. Иначе говоря, ожидаемая и принятая бессознательным идея обретает силу и становится активным участником жизни сначала бессознательного разума, который реагирует на  изменившуюся внутреннюю реальность, воздействуя, в свою очередь, на сознание человека. Для того, чтобы работа бессознательного протекала по возможности без сознательного участия клиента, терапевт с помощью вызванной им амнезии может скрыть от его сознания свои действия и переданные его бессознательному идеи.

Описанный выше основной подход в эриксоновском гипнозе противоречит общепринятой точке зрения, согласно которой бессознательные процессы должны быть осознаны. В то же время наиболее важным критерием оценки процесса психотерапии является конечный результат терапии. Можно было бы оспаривать правомерность лечения, основанного на трансформации бессознательного, но трудно отрицать очевидные успехи эриксоновского гипноза. Бессознательное и сознание оказывают взаимное влияние друг на друга и психику человека в целом, их взаимодействие во многом определяет психическое здоровье человека. Если с помощью эриксоновского гипноза удается нормализовать болезненное состояние психики, разрешить проблему клиента, способствовать его внутреннему раскрытию и развитию, разве имеет значение то, что основной процесс терапии может проходить на бессознательном уровне? Психика человека изучена далеко не полностью, и сознание как объект изучения является наиболее очевидной и доступной составляющей психики, что означает лишь определенный этап изучения человека и его психики. Содержание бессознательного, принципы его организации и функционирования, взаимное влияние сознания и бессознательного  - это то, что человечеству предстоит изучить, надеюсь, в ближайшем будущем и что, возможно, кардинально изменит представление человека о самом себе.