Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (495) 532-52-10, +7 (906) 090-41-37
Пн.-Пт. 10.00-21.00 Сб., Вс. 11.00 - 20.00
119017, г. Москва, ул. Новокузнецкая, д. 4/12, строение 1

Гипнотический транс в эриксоновском гипнозе представляет собой  последовательность этапов взаимодействия гипнотерапевта и клиента, которое приводит клиента к поглощенности внутренними восприятиями и вызывает у него такое измененное состояние сознания, когда Я клиента начинает проявляться без участия сознания. Гипнотерапевт в своей работе руководствуется принципом утилизации, в соответствии с которым стереотипы самопроявления клиента рассматриваются как основа для создания терапевтического транса. Такой подход означает гибкое приспособления гипнотерапевта к текущему поведению клиента, а затем руководства им. Трансовое состояние клиента формируется в ходе межличностного взаимодействия с терапевтом на уровне ощущений, когда гипнотерапевт, подстраиваясь к личностным особенностям клиента, постепенно достигает все большей восприимчивости обеих сторон по отношению друг к другу.

Микродинамика наведения гипнотического транса и внушения включает несколько стадий: 1) фиксация внимания; 2) депотенциализация установок сознания; 3) бессознательный поиск; 4) гипнотический отклик.

На этапе фиксации внимания терапевт фокусирует внимание клиента и поддерживает его сосредоточение с помощью: 1) историй, которые вызывают интерес клиента, мотивируют и увлекают его; 2) стандартной фиксации взгляда; 3) пантомимы и невербального общения в целом; 4) воображения или визуализации; 5) левитации руки; 6) релаксации и различных форм внутреннего сенсорного, перцептивного или эмоционального опыта и др. способов.

Депотенциализация установок сознания реализуется, когда достигается достаточная фиксация внимания, при которой происходит сужение фокуса внимания  до той степени, когда привычные установки сознания клиента становятся уязвимыми для депотенциализации. Для обхождения и депотенциализации сознательных процессов используются следующие приемы: 1) шок, удивление, неправдоподобное, необычное; 2) сдвиг системы отсчета; вытеснение сомнения, сопротивления и неудачи; 3) отвлечение внимания; 4) диссоциация и разбалансирование; 5) когнитивная перегрузка; 6) замешательство; 7) парадокс; 8) связки и  двойные связки; 9) обусловливание динамикой голоса и т.д.; 10) структурированная амнезия; 11) неделание, незнание; 12) утрата способностей; отрицание; сомнение и т.д. 11.   (Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности./ М.: Независимая фирма «Класс», 2007 – 352 с., c.254).

Для взаимодействия с бессознательным клиента и осуществления поиска на уровне подсознания применяются следующие подходы: 1) намеки, шутки, каламбуры; 2) метафора, аналогия, просторечие; 3) импликация; 4) предполагаемая директива; 5) идеомоторный сигналинг; 6) слова, вызывающие установки на исследование; 7) вопросы и задачи, требующие бессознательного поиска; 8) пауза, в которой терапевт выражает ожидание; 9) открытые внушения; 10) внушение, предусматривающее все возможности реагирования; 11) составные внушения; 12) межконтекстные указания и внушения и т.д. (Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности./ М.: Независимая фирма «Класс», 2007 – 352 с., c.254).

 Одним из наиболее эффективных компонентов в техниках наведения транса и внушения является прием замешательства. Ключевой момент этого приема состоит в том, что гипнотерапевт осуществляет вмешательство, воспринимаемое клиентом как случайное и непреднамеренное, которое затрудняет его спонтанное реагирование на реальную ситуацию. Как результат вмешательства у клиента возникает состояние неопределенности, замешательства и фрустрированности, вследствие чего он расположен к тому, чтобы воспринять внушение как средство разрешения ситуации. Прием замешательства использует все, что может предпринять клиент для противодействия трансу, как основу, с помощью которой можно вызвать транс. Реакция замешательства может быть достигнута прерыванием какого-либо стереотипа. Другой прием создания замешательства заключается в дезориентации клиента во времени. Этот прием, называемый иначе методом путаницы, проявляется в том, что с помощью беседы внимание человека фокусируется на каких-то нейтральных, повседневных действиях (например, на процессе питания), а затем постепенно осуществляются действия различного содержания, вызывающие у клиента  замешательство и приводящие его к дезориентации (такими действиями могут быть:  неожиданная смена точек отсчета времени, введение нелепостей и несуразностей, ускорение темпа речи) (Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности./ М.: Независимая фирма «Класс», 2007 – 352 с., c.271-280).

 В эриксоновском гипнозе для наведения транса и работы с клиентом, находящимся в трансовом состоянии, также используются следующие  приемы: импликация (подразумевание), диссоциация (описана выше), связка и двойная связка, идеомоторный сигналинг, ратификация, составные внушения и другие методы косвенного внушения. Прием импликации позволяет переключить ассоциативные процессы клиента в ожидаемые терапевтом паттерны, обходя контроль его сознания, т.е. без участия сознания. Примеры импликаций: «Когда Вы будете слушать мой голос, Вы можете войти в транс», «Вы сможете отправиться во внутреннее путешествие, когда ваше тело сможет расслабиться и почувствовать комфорт». Прием связки заключается в том, что клиенту предлагается выбор из двух или более сравниваемых альтернативных вариантов, при этом любой выбранный вариант направит клиента в нужную терапевту сторону. Пример связки: «Как Вам было бы удобно погрузиться в транс – с открытыми глазами, с закрытыми или, может быть, открывая и закрывая их?». Двойные связки могут возникать при возможности коммуникации более, чем на одном уровне. Гипнотерапевт произносит что-то и одновременно комментирует это, при этом первичное послание описывается как существующее на объектном уровне коммуникаций, а комментарий находится на более высоком, вторичном уровне или метауровне коммуникаций. Таким образом, то, что утверждается в первичном послании, перестраивается или ставится в другие референтные рамки в метакоммуникации. Иначе говоря, возникает сознательно-бессознательная двойная связка, когда сознательное не может сделать что-то и бессознательное должно сделать это на непроизвольном уровне. Пример двойной связки: «Интересно, какая рука, правая или левая, почувствует первой комфортное состояние, тепло, легкость?». Диссоциация между сознательным и бессознательным, являясь наиболее важным механизмом развития гипнотического транса, может возникать как автоматически, так и с помощью определенных приемов и задач. Например, возникновению диссоциации способствует  возложение одного из заданий на сознательный уровень функционирования пациента, а другого — на бессознательный. Диссоциации также можно достигать использованием различной тональности голоса или различных уровней смысла. Примеры диссоциаций: «Ваше сознание может не слушать мой голос, но Ваше подсознание услышит то, что сочтет важным и нужным...», «Ваше сознание может продолжать контролировать то, что произносит мой голос, и это очень важно для вас, в то же время бессознательная часть Вас может проявиться какими-то новыми для Вас ощущениями или состояниями» (Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности./ М.: Независимая фирма «Класс», 2007 – 352 с., c.77-98).

Прямой доступ к пониманию бессознательного открывает использование в трансе идеомоторного сигналинга (непроизвольные движения пальцев, покачивание головы и др.),  автоматического рисунка и автоматического письма. Сигналинг может быть показателем не только достаточно глубокого транса, но и работы бессознательного, его реакции на действия терапевта. Сигналы, идущие от бессознательного, являются важной обратной связью для терапевта, особенно в том случае, когда гипнотерапевт заранее договорился с клиентом о значении тех или иных сигналов (чаще всего используются движения пальцев рук) – например, движение пальца левой руки может означать «да», а пальцем правой «нет».

Еще один важный психотерапевтический прием — прогрессия в будущее – это перемещение клиента, находящегося в гипнотическом трансе, в воображаемое успешное будущее с последующим рассмотрением его реакций, действий и переживаний, которые способствовали формированию его успешного будущего. Далее  идет постгипнотическое внушение подсознанию, с помощью которого начинается постепенный процесс сначала внутренних, а затем внешних изменений, которые, как уже знает бессознательное клиента, приведут к успеху в будущем. Наряду с этим подходом в эриксоновском гипнозе активно применяется прием погружения в прошлые события. Содержанием этого подхода является перемещение клиента в пространстве и времени в прошлое патогенное событие для того, чтобы повторно пережить его и отреагировать на него более конструктивно и адекватно по сравнению с реальными переживаниями, имевшими место в прошлом клиента. Очень важно, используя этот прием, защитить клиента от боли психотравмы с помощью диссоциативной отстраненности от психотравмирующих переживаний или с помощью амнезии. Применение диссоциативной стратегии создает условия для оказания психотерапевтического воздействия без участия сопротивления клиента                                                                                                                                                                                                                                                                                                                и создающих препятствия субъективных реакций. В эриксоновском гипнозе широко используются косвенные (встроенные, контекстуальные) внушения, которые, будучи недоступными сознательному восприятию клиента с позиции отнесения к себе, запечатлеваются его бессознательным и могут быть использованы не только в рамках гипнотерапии, но и применены в ходе любой психотерапевтической работы. Для усиления воздействия косвенных внушений их обычно выделяют, используя  различные вербальные и невербальные способы (изменение выражения лица, голоса, введение небольших пауз перед внушением и после него, особенности позы и т.д.).

Ранее уже говорилось о том, что основными функциями сознания являются контроль, анализ, выяснение причин и следствий, для подсознания же характерен синтез и целостное восприятие окружающего мира посредством образов, ощущений, звуков. В связи с этим в эриксоновском гипнозе широко используются метафоры, являющиеся вариантом косвенного внушения, в котором законченные истории с многозначным сюжетом иносказательно описывают подобие проблемы клиента, а также пути и варианты ее разрешения. Целостность созданного образа открывает доступ к бессознательному клиента, которое воспринимает подобный язык и видит в метафоре тот смысл, значение, которые созвучны ему.  Согласно распространенной точке зрения существует функциональное различие и распределение между полушариями головного мозга – левое полушарие (доминантное) у правшей относится к сфере сознания, а правое к подсознанию. Эриксон совместно с Росси полагал, что  симптомы, обусловленные эмоциональными переживаниями, являются посланиями на языке правого полушария, поэтому использование метафор открывает возможность  непосредственного общения с правым полушарием, то есть с подсознанием клиента на его собственном языке. Метафорами могут быть истории о других людях, сказки и притчи, события из жизни, могут быть также метафоры, созданные гипнотерапевтом исключительно для конкретного клиента и включающие в себя незаметные для его сознания намеки на возможные варианты решения его проблемы.

В эриксоновском гипнозе используются различные виды метафор. Метафора сравнения соотносит проблемное состояние клиента, его понятия с чем-то, что созвучно проблеме, понятию и описывается на языке его мироощущения, внутренней модели мира, - это может быть чем-то, что было в его жизни, что можно сравнить с каким-то явлением природы, животным, растением и т.п. Метафора сравнения с помощью приемов рефрейминга может быть использована для облегчения самочувствия и самоощущения человека. Терапевтическая метафора, для создания которой может быть использована метафора сравнения, является, с одной стороны, наиболее тщательно структурированным, а, с другой стороны, в высокой степени творческим инструментом, наиболее часто используемым в гипнотерапии. Главное условие построения терапевтической метафоры заключается в ее подобии проблемной ситуации клиента, причем речь идет не только о подобии проблеме, но об отражении в метафоре уникальности жизни клиента, в которой стало возможным формирование актуальной трудности и в которой есть возможности для ее преодоления и трансформации. Центральной фигурой терапевтической метафоры является герой, который должен быть чем-то похож на клиента, хотя он может и не быть человеком, представая в облике дерева, животного, природного явления, персонажа сказки, мифа, легенды и многих других вариантах. Сходство героя с клиентом должно быть неявным, чтобы активизировавшееся сознание не препятствовало работе бессознательного, и заключается, главным образом, в подобии проблем, жизненного пути,  жизненных взглядов и т.п. Кроме героя в терапевтической метафоре присутствует окружение, которое по своей сути также должно быть подобно окружению клиента, но в меньшей степени, чем сам герой своему прототипу. Ролевое взаимодействие героя со своим окружением создает обучающие ситуации, которые должны быть также узнаваемы клиентом. Проживая эти ситуации, герой учится жизни, адаптации к окружающей реальности и взаимодействию с ней с целью ее изменения. Для клиента обучающие ситуации означают получение нового опыта на двух уровнях – с одной стороны, они стимулируют возникновение, расширение, развитие и углубление желательных процессов в бессознательном, с другой эти обучающие ситуации образуют цепочку внешних событий, которые воздействуют на внешнюю жизнь героя, меняя ее, и, таким образом, выполняя роль внешнего стимула изменений. Достаточно гармонично  внешняя и внутренняя жизнь героя начинают постепенно меняться, причем в первую очередь трансформация происходит во внутреннем мире героя, чаще незаметно для окружающих, многие из которых к тому же относятся к нему негативно, хотя в терапевтической истории могут присутствовать и те, кто помогают и сочувствуют герою. Накапливаясь, внутренние изменения вызывают сначала качественную внутреннюю, а затем и внешнюю трансформацию, которая проявляется вовне радикальным изменением поведения, состояния, мировоззрения и даже облика героя. Постепенно он осознает произошедшие с ним изменения и со временем принимает их, что означает победу, которая является обязательным элементом терапевтических метафор и символизирует свершившуюся трансформацию и невозможность возвращения к прежнему образу жизни, что, однако, может не являться завершением метафоры. Важнейшим завершающим этапом трансформации героя считается признание произошедших с ним изменений его окружением (триумф) и, поскольку успешная социальная адаптация становится возможной в результате этих изменений, эта часть терапевтической метафоры является особенно важным элементом внушения. В некоторых случаях гипнотерапевт завершает терапевтическую историю на этапе появившейся возможности позитивного разрешения проблемной ситуации для того, чтобы клиент мог самостоятельно начать поиск возможного пути решения, имея убежденность в том, что это решение существует, является правильным и необходимым. Такой вариант терапевтической метафоры необходим для того, чтобы инициировать работу как на уровне сознания, которая заключается в осмыслении собственной жизни с точки зрения выбранного пути, ценности и важности поставленных целей, образа жизни и тех возможностей, которым ранее не придавалось должного значения,  так и на уровне подсознания, обладающего способностью откликаться на содержание терапевтической истории и ее незавершенность активным поиском решения существующей проблемы.

В эриксоновском гипнозе часто используется встроенная метафора, в которой могут сочетаться терапевтическая метафора и метафора сравнения, взаимно дополняя  друг друга. По сути встроенная метафора является формой предъявления метафорического материала и включает несколько элементов (чаще два или три). На первом этапе обычно используется метафора изменений, изложение которой прерывается ближе к середине повествования, затем после небольшого, но все же заметного перерыва, необходимого, чтобы  отделить содержание первой метафоры от следующей, начинается рассказ второй метафоры, которая будет основной, если встроенная метафора состоит из двух частей. После завершения второй метафоры гипнотерапевт, сделав вновь небольшую паузу, завершает повествование первой терапевтической истории. Психика клиента соединяет разъединенные части первой метафоры, а то, что звучало между ними, в большей степени воспринимается на уровне подсознания, нежели сознания, помогая, таким образом, беспрепятственной работе бессознательного с главной метафорой.  Переход от первой метафоры к встроенной сопровождается углублением транса, так как внимание сознания разделяется и ослабевает, кроме этого на этапе перехода можно дать дополнительное внушение, углубляющее транс. Встроенная метафора может содержать прямые внушения, которые для целей терапии целесообразно завуалировать. Срединная метафора может быть короткой и иметь характер ударной идеи, нацеленной непосредственно на разрешение проблемы клиента. Она также может быть, как уже говорилось ранее, терапевтической историей с присущими ей особенностями, но в этом случае вероятность запоминания ее сознанием выше (Гордеев М.Р. Классический и эриксоновский гипноз./ М.: Психотерапия, 2008 – 240 с., с.203-220).

Подробное рассмотрение приемов эриксоновского гипноза не является целью настоящей статьи, поэтому  я ограничусь уже рассмотренными выше техниками (некоторые приемы будут рассмотрены в других разделах).